1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (2 голосов, в среднем: 5.00 из 5)
Loading...

Если скоро война?

Саша, 39 года, Москва, инженер, Водоканал:
– В наше время не может быть войны, мы же разумные люди. Нет смысла воевать, глобализация полная и бесповоротная. Деньги, рынки и ресурсы давно поделены большими боссами. Простым людям делить нечего, у них и так все хорошо. Если все же допустить, что война будет, то ее вести не с кем. Никто не хочет войны и не решится на нее. Нет таких людей, что ли. Война слишком страшна для нас, и терпеть все бедствия никто не хочет. И так много работы, а с войной еще больше будет. Смысла нет никакого. Мы с женой любим ездить к морю и война будет нам мешать.

Филипп, 30 лет, Псков, безработный:
– Война, конечно, будет. До точки ведь дошли уже. Вот посмотри сам, что происходит: кругом долги. У меня долгов куча. Я и банку должен, и друзьям и соседям даже. Работы нет. Хочу тоже в деревню переехать, подальше от города. Заведу хозяйство, женюсь. Здесь проще жизнь, и не надо квартплату платить. Только за электричество. Но мне не надо, кстати. Свечку дешевле гораздо (смеется). Есть можно капусту и картошку. Работку какую полегче найти, мне денег мало надо. На рыбалку буду ходить. А дурачки пусть воюют. Война будет обязательно.

Лена, 55 лет, пенсионерка, прихожанка РПЦ:
– Война уже идет, мы в конце времен живем. Жизнь заканчивается и надо спастись. Каждый о своем спасении должен думать. Все ответы на вопросы есть в православных книгах. Я потеряла много времени, когда увлекалась индийскими практиками и йогой. А нужно было всего лишь прийти в церковь. Война будет, но не та, как раньше. Время сейчас другое и война будет другая. Живу сейчас не в Москве, купила себе землю и строюсь. Две козы, куры – как-нибудь переживу.

Рома, 52 года, Москва, военный пенсионер:
– НАТО и раньше наглело, самолеты разведчики летали постоянно. С десятого года летают по границе. А сейчас не стесняясь уже. Что будет не знаю, но точно ничего хорошего. Наши верхние не сдадут назад, это точно тебе говорю. Ненавидят друг друга. По новостям только “партнеры”, а так – настроены за свое биться. Война не будет катастрофой, просто немного повоюем. И никто в деревне не отсидится. Коз твоих конфискуют на прокорм, а тебя в армию- родину защищать. Если не повезет, то убьют. Плохо, конечно, но судьба такая.

Вика, 37 лет, Одесса-СПБ, гостиничный бизнес:
– Не самые умные мысли. Жить надо хорошим, нужным. Деньги зарабатывать или делать нечто радостное и счастливое. На море вот поеду осенью, а война – даже думать не хочу. Недавно с девчонками из нашей команды встретились, сыграли (в баскетбол). Не играли вместе уже лет пять. Потом торт в кафе, посидели. Ни у кого семейная жизнь не сложилась, нет подходящих мужчин. Инфантилы одни и закончились мужики. Воевать не способны, зарабатывать не способны, а те кто может- к тем очередь. Войны не будет.

Даниил, 40 лет, сотрудник администрации города, СПБ:
– Мне очень жаль, но вероятность войны очень большая. Хотим мы этого или не хотим. Есть объективные причины, поверь, они серьезные как никогда. Еще года два назад могло бы обойтись, а сейчас все жестко. Речь идет о больших деньгах, больших долгах и больших потерях. К тому же, никто не хочет ничего терять. Образно говоря, сделаны очень большие ставки. Ставки слишком большие, чтобы сбросить карты. Эмиграция могла бы помочь, но неизвестно, куда ехать и на что жить. Нашу бедную страну хотят растерзать и сожрать. Тут только вооружаться и защищать границы. Может и смешно звучит, но действительно кругом враги.

Люда, 43 года, врач, Орел:
– Не знаю даже, что сказать. Мне вот в Чехии нравится, и в Италии. Небольшой белый домик с красной черепицей, пару коз и сыр делать. Работу там найти можно, медсестрой или сиделкой. Даже врачом, если переподготовку пройти. У нас тут такая нищета, люди на прием приходят с явной дебильностью. Нехватка нормальной пищи при беременности и в детстве, недоедание, белковое голодание. В нашем коллективе, в отделении, такая обстановка моральная ужасная. Завотделением буквально не на своем месте- дура и главврачу одно место лижет. Хочу в Чехию, а войну не хочу.

Капитан С*епанов, полицейский, ГИБДД, Остров:
– Если и будет война, то вам то какое дело? Ремень пристегнули, страховка есть – едем дальше. Нет страховки, ремень не пристегнут- штраф платим. Потом едем. Своей башкой надо жить, страховку купить и ремень пристегивать. Вот вы же взрослые люди, а страховки нет. Ремень не пристегнули. И пихать мне не надо ваши рубли мятые, конец месяца – план надо делать. Деньги уберите, а то протокол на взятку будем оформлять. Вот прочитайте, распишитесь.

Миха, молодой человек, таксист, Красногородское:
– Сейчас еле живем, денег нет вообще. У меня страховка просроченная, хозяин денег не дает вторую неделю. А тебе в Псков ехать, это не по нашей деревне мотаться. Красногородский гибон местный не останавливает, знает, что страховки нет. Свои, как никак, люди. У меня вот вчера два заказа и заработал всего ничего. Жена орет уже, не дает и ненависть ко мне. А война лучше, там жрать дадут и оденут, обуют. Всех не убьют. Банки может закроют, а то у меня долги еще с лета- ездили на море. Мне море наффф не надо, только бабла слили в унитаз. Пусть уже война, хоть что-то изменится.

Фима, 41 год, козовод, Вярьмово:
– Скорей бы стаял снег, что бы доколоть и привезти еще дрова. В марте козы начнут рожать, начнутся козлятки и молоко. Война может и будет, а может и нет. Если не гражданская, то мировая. Рано или поздно что то будет. В любом случае, РФ не сможет выбраться из текущей ситуации целиком. Но дело даже не в этом, а в том, что мы будем есть, чем будем топить печку и сколько будет стоить бензин для бензопил, триммера и мотоблока. В Венесуэле триллион боливаров стоит килограмм мяса и литр бензина. Думаю, что работать надо больше, как руками, так и головой, и готовиться на самый плохой вариант. А все лучшее пусть будет приятной неожиданностью.

Ну и немного самого правдивого видео ниже: